«Людям страшно, но приходится лечить на дому»: ещё три монолога врачей о пандемии


>


Сибдепо публикует вторую часть монологов кузбасских медиков о пандемии короновируса. Наши собеседники – медперсонал больниц, поликлиник и участков. На этот раз речь пойдет о пневмониях: как спасают тяжелых пациентов с симптомами «ковида», но отрицательными тестами и действительно ли разграничение между коронавирусом и пневмонией такое строгое? Почему не все могут позволить себе лекарства, о тестах и статистике – читайте ниже.
Напомним, каждый монолог – это опыт отдельно взятого медработника, который может не отражать ситуацию в его районе и области в целом. Все интервью были записаны с 11 по 14 октября. На момент публикации ситуация уже могла измениться.


Людям страшно, но приходится лечить на дому»: ещё три монолога врачей о  пандемии • Чтиво • Сибдепо


«Каждый день кого-то отправляем, но в сводке нас нет»: врач о статистике и пациентах
«Сейчас ситуация такая, что «скорая» приезжает только к тем, у кого температура сильно высокая. Те, кто температурит, но чувствует себя нормально, идут к терапевту своим ходом. Тяжелых пациентов кладут в стационар, это действительно так, в крайних случаях отправляют на машинах санавиации в ковидарий. Мазки берут только у тех, у кого пневмония, кого кладут на госпитализацию, и всё. Остальные сдают платно, если хотят. У нас есть экспресс-тесты для медиков, тем, кто хочет, сейчас ещё начали делать кровь на ИФА (иммуноферментный анализ). Для пациентов этот анализ стоит 1800 рублей. Сегодня к нам приходил мужчина, у него пропало обоняние, ему предложили платно сдать кровь, он отказался».

Людям страшно, но приходится лечить на дому»: ещё три монолога врачей о  пандемии: Яндекс.Новости

«Так как медикам идут доплаты за работу с «ковидом», мы имеем доступ к местной статистике. Новых заражённых в нашем районе выявляют почти ежедневно: вчера зафиксировали четыре случая, сегодня внезапно больше десятка. В сводке по нашему району пишут то ноль, то один. Чаще ноль. Не знаю, почему нас в статистике нет. Может быть я чего-то не понимаю или наших пациентов вписывают в другие города, где есть ковидарии. Не могу сказать.
Насчёт масок: у нас на приёме сидит доктор, вечерами ещё ездит на вызова, говорит, что маски не дают. Он сам диабетик и ведёт приём температурящих без всякой защиты. Сегодня смотрю – в респираторе, говорю: «наконец-то вам маску выдали!», он отвечает: «Это мне на вызове пациент дал, железнодорожникам выдают, они с нами уже не первый раз делятся».
Тем, кто сидит в кабинетах, похоже, маски вообще никому не дают. Нам с начала пандемии дали один раз самодельную марлевую повязку, сказали – «стирайте». В силу того, что я ещё с туберкулёзом работаю, у меня запас респираторов есть. Но они тоже в дефиците: не столько, сколько нужно. Я одну маску неделю ношу, «кварцую» и ношу. Даже больше недели, по месяцу. Зато дают одноразовые халаты и почему-то чепчики. Последние в таком количестве, что девать некуда.
В нашем крыле порядком медиков заболело вирусными заболеваниями, в том числе, и в моём отделении. На днях умер человек из не медицинского персонала: пневмония, неподтверждённый «ковид». В начале недели очередь на флюорографию была огромная, приняли больше 200 человек. Знаю про бабушку, 86 лет, у неё выявили двухстороннюю пневмонию и отправили домой лечиться. Скорее всего, она там умрёт. Потому что живёт в доме с печным отоплением, детей нет, родственников тоже. Не представляю как старики в деревнях выживают».

Людям страшно, но приходится лечить на дому»: ещё три монолога врачей о  пандемии • Чтиво • Сибдепо

«Всех больных с пневмонией мы считаем коронавирусными»: врач о работе в спецбригаде
«С начала пандемии я работаю в составе специальной бригады, мы обслуживаем пациентов из группы риска. С учетом возможности заражения приходится работать в противочумных костюмах. В составе бригады у нас водитель, санитарка и я, врач. Так как кадров не хватает, водитель взял на себя обязанности санитара.
Минимум вызовов, два адреса, было летом, всего один день, в основном от 16, максимум – 29 адресов. Зачастую на одном адресе по два-три человека. Кроме спецбригады у меня ещё есть свои обязанности, по времени переработка получается небольшая, и главная сложность не в этом.
Сейчас похолодало и руки в перчатках начинают прилипать к металлу. В добавок, на шестом десятке лет скакать по этажам в противочумном костюме тяжко, но я уже привыкла. Коллеги шутят, что меня в этом костюме уже не найти, похудела сильно».

Неблагоприятный сценарий очень реален": врач рассказал о ситуации с  COVID-19 в Кузбассе • Новости • Сибдепо

«Морально тоже тяжело. Приходится работать с пациентами, которые в панике. Иногда люди ищут источник заражения там, где его быть не может. Как мне одна сказала: «Был контакт с тем, кто был в контакте с тем, кто был в контакте». Каждый раз приходится объяснять все нюансы. Мало того, нетяжелые пневмонии лечат на дому и мне приходится ставить пациентов перед фактом – лекарства им нужно покупать за свой счёт. Лечение стоит тысячи рублей и мало кто может его себе позволить. Из-за увеличения количества заболевших, больницы, видимо, не справляются, и нам дали распоряжение отправлять людей на домашнее лечение. Амбулаторно лечатся пациенты с коронавирусом в лёгкой-средней форме, без патологий и не состоящих в группе риска. В ОМС препараты не входят и они сами покупают лекарства.
Тяжелых пациентов скорая забирает быстро, никому не отказывает. Единственная проблема «скорой» в том, что они не сообщаю

Людям страшно, но приходится лечить на дому»: ещё три монолога врачей о  пандемии • Чтиво • Сибдепо

Sibdepo pubblica la seconda parte dei monologhi dei medici di Kuzbass sulla pandemia di coronavirus. I nostri interlocutori sono il personale medico di ospedali, cliniche e distretti. Questa volta parleremo di polmonite: come stanno salvando pazienti gravi con sintomi covidi, ma test negativi, ed è davvero così stretta la distinzione tra coronavirus e polmonite? Perché non tutti possono permettersi medicine, su test e statistiche – leggi sotto.
Ricordiamoci che ogni monologo è l’esperienza di un singolo operatore sanitario che potrebbe non riflettere la situazione nel suo distretto e nella regione nel suo insieme. Tutte le interviste sono state registrate dall’11 al 14 ottobre. Al momento della pubblicazione, la situazione potrebbe essere già cambiata.
“Ogni giorno mandiamo qualcuno, ma non siamo in sintesi”: un medico di statistica e pazienti
“Ora la situazione è tale che l’ambulanza arriva solo a chi ha la temperatura molto alta. Chi ha la febbre, ma si sente normale, va dal terapeuta da solo. I pazienti gravi vengono ricoverati in ospedale, è proprio così; in casi estremi, vengono inviati al covidarium in ambulanza. I tamponi vengono prelevati solo da coloro che hanno la polmonite, che sono ricoverati in ospedale, e basta. Il resto viene affittato a pagamento se lo desidera. Abbiamo test rapidi per medici, per coloro che lo desiderano, ora hanno iniziato a fare il sangue per ELISA (saggio di immunoassorbimento enzimatico). Per i pazienti, questa analisi costa 1.800 rubli. Oggi un uomo è venuto da noi, ha perso l’olfatto, gli è stato offerto di donare il sangue a pagamento, ha rifiutato “.

Что будет дальше, даже думать не хочется» — Такие Дела

“Poiché i medici ricevono pagamenti aggiuntivi per il lavoro con” covid “, abbiamo accesso alle statistiche locali. Nuovi contagi nella nostra zona vengono rilevati quasi quotidianamente: ieri si sono registrati quattro casi, oggi improvvisamente più di una dozzina. Nel sommario per la nostra zona scrivono zero o uno. Più spesso zero. Non so perché non siamo nelle statistiche. Forse non capisco qualcosa, oppure i nostri pazienti sono inclusi in altre città dove ci sono covidaria. Difficile da dire.
Per quanto riguarda le maschere: abbiamo un medico alla reception, la sera va ancora alle chiamate, dice che non danno le maschere. Lui stesso è un diabetico e prende la febbre senza alcuna protezione. Oggi guardo – in un respiratore dico: “finalmente ti hanno regalato una maschera!”, Lui risponde: “Me l’ha dato il paziente sulla chiamata, la danno ai ferrovieri, non è la prima volta che condividono con noi”.
Sembra che chi siede negli uffici non dia affatto maschere a nessuno. Dall’inizio della pandemia, una volta ci hanno dato una benda di garza fatta in casa, hanno detto – “lavare”. Dato che sto ancora lavorando con la tubercolosi, ho una fornitura di respiratori. Ma scarseggiano anche: non quanto necessario. Indosso una maschera per una settimana, “al quarzo” e indosso. Anche più di una settimana, un mese. Ma danno abiti usa e getta e per qualche motivo cappellini. Questi ultimi sono in quantità tale che non c’è nessun posto dove andare.
Nella nostra ala, un ordine di medici si ammalò di malattie virali, anche nel mio dipartimento. L’altro giorno è morta una persona del personale non medico: polmonite, non confermata “covid”. All’inizio della settimana, la fila per la fluorografia era enorme, sono state accettate più di 200 persone. So di mia nonna, 86 anni, le è stata diagnosticata una polmonite bilaterale ed è stata mandata a casa per cure. Molto probabilmente, morirà lì. Perché vive in una casa con stufa a legna, senza figli, senza parenti. Non riesco a immaginare quanti anziani sopravvivano nei villaggi “.

Мечтаю выспаться. Как и до эпидемии». Монолог инфекциониста из Москвы

“Consideriamo tutti i pazienti con polmonite come coronavirus”: un medico al lavoro in una squadra speciale
“Dall’inizio della pandemia ho lavorato come parte di un team speciale, serviamo i pazienti a rischio. Tenendo conto della possibilità di infezione, si deve lavorare in abiti anti-peste. Come parte della brigata abbiamo un autista, un’infermiera e io, un medico. Poiché il personale non è sufficiente, l’autista ha assunto le funzioni di un infermiere medico.
Il numero minimo di chiamate, due indirizzi, era in estate, un solo giorno, per lo più da 16, massimo – 29 indirizzi. Spesso ci sono due o tre persone a un indirizzo. Oltre alla brigata speciale, ho anche le mie responsabilità, il tempo di elaborazione è ridotto e questa non è la difficoltà principale.
Adesso sta diventando più freddo e le mie mani guantate iniziano ad attaccarsi al metallo. Inoltre, sulla sessantina, saltare per i pavimenti con un completo anti-peste è difficile, ma ci sono già abituato. I colleghi scherzano dicendo che non posso essere trovato con questo vestito, ho perso molto peso “.

Врачей отправляют в эпицентр заражения без средств защиты, допрашивают в  СК, им звонят с угрозами. Так их наказывают за жалобы на условия работы —  Meduza

“È difficile anche moralmente. Dobbiamo lavorare con pazienti che sono in preda al panico. A volte le persone cercano una fonte di infezione dove non può essere. Come uno mi ha detto: “C’è stato un contatto con qualcuno che era in contatto con qualcuno che era in contatto”. Ogni volta devi spiegare tutte le sfumature. Inoltre, la polmonite lieve viene curata a casa e devo confrontare i pazienti con il fatto che devono acquistare medicinali a proprie spese. Il trattamento costa migliaia di rubli e pochissime persone possono permetterselo. A causa dell’aumento del numero di casi, gli ospedali sembrano non essere in grado di far fronte e ci è stato ordinato di inviare persone per cure domiciliari. I pazienti con coronavirus da lieve a moderato sono trattati in regime ambulatoriale, senza patologie e non a rischio. L’assicurazione sanitaria obbligatoria non include i farmaci e acquistano i farmaci stessi.
L’ambulanza preleva rapidamente i pazienti gravi, non rifiuta nessuno. L’unico problema con l’ambulanza è che non segnalano

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *